Друзья, спасибо за поддержку и помощь!

Я на свободе, без вас я бы не справился, это факт.

Теперь о том как и зачем всё это было.

Вчера вечером мы с коллегами встретились после работы для того, чтобы обсудить, в том числе, предстоящую мне на выходные поездку в столицу нашей Родины. В субботу там будет проходить заседание бюро ОГФ, членом которого я являюсь, а в воскресенье еще одно очень важное оппозиционное мероприятие.

Практически закончив все наши разговоры под бутылочку пива, я вознамерился пройти в магазин прикупить сигарет. Магазин оказался закрыт по причине тотального отсутствия света в микрорайоне. Несморя на мою просьбу, продать пачку при неработающей кассе продавцы отказались, предложив выйти и подождать света на улице, что я собственно и сделал, так как особого выбора не было — магазин в районе один.

Появился свет, подъехал какой-то мастер с чемоданом, но охраннник не обрадовал нас открытием магазина, сказал — через час. Делать нечего, надо расходиться. Стоим, собственно прощаемся. Но история на этом только начиналась.


Подъехала машина вневедомственной охраны, один сотрудник прошел в магазин другой остался возле входа. Грозный такой, с автоматом. Ну, я что-то по этому поводу откомментил в адрес своих спутников. Тут этот грозный сотрудник подходит ко мне, не представляясь, разумеется (а зачем, раз он в форме и с автоматом?), и говорит: "Вы тут типа самый разговорчивый? Пройдите в машину…"

На вопрос зачем и напоминание об уставе патрульно-постовой службы, который не лишним было бы соблюдать, находясь в форме и с автоматом, прозвучал стандартный ответ — для выяснения вашей очень подозрительной личности. Паспорта с собой у меня не было, так что прошел в машину. Всё стандартно кроме одного — после получения подтверждения по рации что Шляпужников Алексей по такому-то адресу действительно имеет место быть, прошел телефонный звонок на мобильный сотрудника. После звонка патрулем был выделен сержант для получения заявления о моём, якобы, хулиганстве. Достаточно быстро оно было получено и мне предложили проехать в райотдел.

Я вновь выразил своё недоумение зачем, ведь протокол можно и на месте оформить, а я потом его уже обжалую со свидетелями. В ответ на это, грозный сотрудник с автоматом, под угрозой этого самого автомата, положил меня на капот машины и надел наручники (хотя, я, заметьте, не оказывал сопротивления). "Это для нашей безопасности", — сказали сотрудники. Занавес. Повезли на медосвидетельствование в наркодиспансер. Уже тут я услышал слова "допрыгался" и "трое суток, а потом куда угодно". Закрались подозрения о истинной цели задержания.

Все тесты прошел как миленький, первый прибор тоже не пикнул (надо думать, выпита была бутылка пива за два часа до того момента). И тут медработница достает из стола второй прибор, на основании показаний которого (не показывая их мне) делает заявление "Вы находитесь в состоянии сильного алкогольного опьянения". Я был ошарашен. Когда мне принесли протокол освидетельствования, в нем была, правда, формулировка без слова — "сильное" — видимо, совсем уж кривить душой им не хотелось. Протокол я этот, естественно, не подписал, коммент в протоколе вставить не дали.

Дальше ОВД, протокол административного правонарушения, с которым я не согласился, официальное задержание, камера. Несколько раз, находясь в ОВД, я слышал "заказной", снова "трое суток и домой" и "как сказал, так и надо". Сотрудники ОВД и КПЗ, в котором я потом оказался относились ко мне очень уважительно, без лишних выпадов и резких движений.

В шесть утра за мной приехала машина и отвезла меня в КПЗ, где у нас принимаются решения о движении административных дел, кому штраф, кому суд и от трех до пятнадцати суток. Молодой, явно раздраженный чем-то сотрудник в очках определил, даже не вникая в курс дела, взглянув лишь на мою фамилию в протоколе — в суд, судья Трофимов. Как позже выяснилось, именно судьи Трофимова в тот день не было на работе и он не вел рассмотрение дел. Сотрудник не мог этого не знать, расписание мировых судей висит прямо перед его очками.

Снова в обезьянник на "сцену", так называется помост, где располагаются задержанные в камере. Благо, хоть не отобрали сигареты. На регулярно задаваемые мной вопросы в адрес сотрудников спецприемника, когда же я смогу предстать перед судьей Трофимовым, мне неизменно говорили — через 2 часа. Около трех часов мне сообщили, что рассмотрение дела перенесено на завтра.

Только я успел расстроится и вспомнить, что держать так долго они не имеют права (по статье надо выносить решение), как дверь камеры скрипнула и мне скомандовали на выход.

Лично начальник изолятора на (служебном?) "лексусе" отвез меня на участок мировых судей. По дороге, в разговоре его с сотрудницей, они упоминали звонки из областного УВД о том, что "их это уже достало и надо выпускать нафиг", о том, что будут жалобы и "48 как выяснилось, это неправильно, и будут жалобы, а кому этот геморрой нужен?".

Судья приехал, по его словам, "с огорода", быстро натянул мантию, выслушал меня, принял решение — 600 рублей штрафу и, скинув мантию, скрылся за дверьми участка.

Сейчас я дома, отдыхаю, готовлюсь к поездке, которую пытались сорвать таким вот необычным образом.

С благодарностью, Алексей Шляпужников