Зачем общественность дразнят Палатой?

{datsopic id=1133 align=left}У нашей общественности есть распечатанный закон и есть понятия о законе об Общественной палате. Первым общественность размахивает, о втором – о понятиях — не может договориться. Смогла ли сегодня услышать тезис Михаила Осокина, Председателя ВООО Всероссийского общества инвалидов, о «экономической зависимости от доброго спонсора» его соседка по столу в Пресс-центре «Комсомольской правды» Лидия Мордасова?
Лидия Александровна хорошо, знает, что делать добро совсем не знакомым людям можно за спонсорский счет. Являясь председателем правления Владимирского отделения «Российского детского фонда», она способствовала тому, чтобы детей отправляли в "бесплатные" поездки в московские театры в обмен на добровольное спонсорство их родителей, сопряженное с "добровольным" вступлением в организацию. Об этом Выбор 33 писал еще в мае 2009 г. Возможности грантово-спонсорской корзины, которой, очевидно, представляется опытным общественникам новый представительский орган, привлекают их бескорыстные амбиции.

 

Заявление в ОП — это как замочная скважина, которую будто стоит только открыть — и гранты хлынут, как из ведра. Лидия Александровна немного смущается, говоря о том, что в «Детском фонде» работают всего 2-3 человека и ей придется попросить своих соратников выдвинуть ее от общественной организации. Она также признает, что ей придется уделять много времени законодательному творчеству в Общественной палате (ОП). «Каждому лидеру общественной организации почетно быть избранным членом ОП», — признает она.
 
{datsopic id=1134 align=right} На вопрос корреспондента Выбора33 о том, есть ли кто-то из присутствующих, кто не желает вступать в ОП, положительно высказался только пожилой председатель Комиссии по вопросам помилования Александр Сухарев. Он сослался на пенсионный возраст. Его коллег вопрос всё же смутил, Лина Якушева даже назвала его некорректным.  В действительности, хорошо ли понимают общественники, чем именно им придется заниматься в ОП? Принципиальными функциями Палаты станут функции защиты прав человека и гражданина. Но, поскольку материально-техническая база этого проекта не прописана в законе, гражданское общество остается в умах. К примеру, свободу передвижения (оплата поездок) членство в Общественной палате обеспечить не сможет, потому как законопроект этого не учитывает.

Колебаться в ответе стала даже Лидия Мордасова, заявив что у нее и так много работы и она не уверена, что справится с подобной нагрузкой.

Шутка ли, что после первого, хорошенько законспирированного под независимые массовые слушания, собрания общественников для ознакомления с проектом закона в зале Фонда «Милосердие и Порядок» (оно состоялось в июне 2009 года), законопроект поддержали 40 представителей некоммерческих организаций. 40 против 25, которые оказались  более разборчивыми и разглядели в законопроекте подвох. Именно они высказали опасения, что ОП может стать отражением Заксобрания, своеобразной парламентской пристройкой.  Не странно ли, что закон очень торопились принять летом, когда многие в отпуске. Теперь снова спешка! Общественные слушания назначены на конец декабря (21 декабря), а через два дня, как планируется, закон уже будет принят. С новым годом, дорогое гражданское общество!

Уступки Заксобрания в виде учрежденной для проведения слушаний согласительной комиссии, воспринимаются общественниками как очередной обман. Комиссия должна была провести общественные слушания до 1 декабря.

{datsopic id=1135 align=left}Сегодня у общественников есть ряд претензий к закону «Об общественной палате Владимирской области". Непонятно, почему Заксобрание должно заниматься вопросами созыва и организации Палаты, а также подготовки и проведения первого заседания ОП. Решение о кандидатах  также должно, согласно документу, направляться в ЗС. Не менее спорным является положение о том, что Общественная Палата, составленная из двух третей, уже правомочна и может принимать решения.  По типовому закону «Об Общественной палате» обеспечивать функционирование ОП должны исполнительные органы власти. С этим соглашаются и общественники.  «Таким образом, — делает вывод Лина Якушева, председатель комиссии по правам человека при Губернаторе Владимирской области, — получается, что Законодательное Собрание области присваивает себе права Палаты, вопреки закону.  Здесь нарушается не только статья из Конституции РФ о принципах разделения властей. Нарушается сам принцип разделения властей как принцип сдержек и противовесов во власти. Вот этого допустить ни в коем случае нельзя. ОП не может быть политически ангажированной. Единственный ее ангажемент – нравственный». 

Многие общественники уверены — сейчас абсолютно недопустимо, чтобы общественный ресурс ОП воспринимался и был задействован как политический, причем вне зависимости от того, какая из политических сил попытается наложить на него свою руку.

По итогам событий 21 и 23 декабря, мы узнаем, кто из двух конфликтующих сторон (ЗС или общественные организации) пойдет на компромисс, и будет ли уменьшено давление законодательной ветви на слабый побег Общественной палаты.

{datsopic id=1136 align=right}Михаил Осокин: «Нам известно, что опыт создания общественных палат в соседних регионах тоже сопровождался  ошибками. В Туле две трети членов ОП – чиновники, в Иваново среди  членов Палаты нет ни одного общественника. ОП потеряет независимость, если будет пристроена к какой-нибудь структуре. Она будет зеркально отображать политические воззрения этой структуры. В этом случае орган ОП будет противоречить своей идее. Общественная палата – это голос общественности, уставшей  от политических технологий, общественности, которая хочет донести до государства свою реакцию на политические решения».