Милосердия!

good_samartyan.jpgСамый тяжелый для меня предмет преподавания — криминология.

И, в частности, потому, что когда начинается исследование конкретных видов преступности все предложения студентов по любому случаю (взятые из учебников и «ученой» литературы) начинаются с фразы «усилить уголовную ответственность», то есть — сажать! пожизненно! чтобы их там сами зэки опускали! чтоб они оттуда никогда не вышли!

Ребята! Эта резьба в нашей стране уже давно сорвана. И даже милицейское начальство это понимает — когда в ответ на их «правомерные действия» все чаще раздается стрельба и крики «живым не сдамся!» это прямое свидетельство того, что резервы страха как формы управления любой социальной системой — от детского сада до государства — исчерпаны.

Вроде бы это понятно нашим высшим руководителям — опять-таки «сигналы о гуманизации» раздаются все чаще, однако они соседствуют с утверждениями, что пособниками террористов являются даже те, кто им суп варил и одежду стирал. И тут я хочу спросить Д.А.Медведева как православный православного. А как же притча о милосердном самаритянине? Он ведь тоже омыл, накормил и оплатил гостиницу человеку весьма подозрительному — ведь недаром ученые фарисеи отвернулись от него. Как мне действовать, по государственной логике или по Библии?

Почему я спрашиваю Президента? Да потому что ответ наших церковных иерархов мне известен — о сколько раз грозные очи патриарха Кирилла метали молнии на отступников и греховников! И ни разу не слышал я ни от него, ни от архиепископа Евлогия слов печалования за страждущих или тем более покаяния перед теми же девочками и мальчиками из Боголюбовского приюта, которых «всего лишь» ставили ночью на колени, запрещали смеяться, шуметь — быть детьми. А ведь «будем как дети» (Мф. 18,3) — это заповедь Христова. Вопрос только — какие дети? Тех, право на кого отстаивают противники ювенальной юстиции? Которых можно даже и наказать, побить, «научить уму разуму» через соответствующее место? Кстати, студенты, с которых я начал этот разговор — в массе своей терпели от родителей физические наказания (установленный факт).

Моими проводниками к православию во многом стали Богородичные иконы. Часто ли мы вспоминаем их титулы:»Скоропомошница», «Нерушимая стена», В скорбех и печалех Утешение, Неустанная Помощь, Нечаянная Радость, и «Умягчение злых сердец»…

Конечно, милосердие должно начинаться до. До предвыборной кампании. До того, как ребенок возьмет в руки заточку. До того, как придется подавать милостыню. Или просить.

А может у нас получится, а?

Георгий Жарков