Общественная Палата: Не получается?

rubik.jpegФормирование Общественной палаты Владимирской области с самого начала обещало стать, мягко говоря, запутанным и скандальным. Как все мы помним, еще при принятии закона по данному вопросу жители региона увидели внешнее выражение того непонимания и противостояния, которое с недавних пор существует между законодательной и исполнительной ветвями власти на региональном уровне. Данный конфликт, как и следовало ожидать, завершился победой законодателей и  триумфальным принятием законопроекта путем преодоления вето губернатора области Николая Виноградова. Такое по нынешним суверенно-демократическим временам иначе как диковинкой назвать нельзя. Так что можно смело записывать Владимирскую область в разряд последнего «заповедника демократии» в нашей стране.

Некоторым недальновидным общественникам показалось, что противостояние по вопросу об ОП прекратилось, но жизнь расставила всё по своим местам: после избрания 2/3 членов ОП губернатором и Заксобранием Палата так и не смогла приступить к работе в положенный по закону срок (до 21 июня 2010 г.). Опять наш регион «прославился» на всю Россию. Если ранее, потому что мы являлись единственной областью в ЦФО, где такой орган отсутствовал, то теперь, потому что стали первым в истории России регионом, в котором формирование Палаты сопровождается такими политическими страстями.

В сложившейся ситуации активно муссируется мнение о том, что вся полнота ответственности за недоформирование палаты (2/3 членов ОП так и не избрали еще 1/3 членов), якобы, лежит на тех представителях общественных организаций, которые прошли в Палату по списку Заксобрания. Но с подобным утверждением трудно согласиться, и вот почему.

Когда мы говорим о таком  органе как Общественная палата (неважно какого уровня – федерального, регионального, муниципального), то мы забываем, что сама концепция палаты является крайне несовершенной.

Никто не спорит с тем, что необходимо развивать институты гражданского общества, поддерживать наиболее активные общественные организации, давать им возможность осуществлять анализ и мониторинг законодательства, а также вносить свои предложения, чтобы законы соответствовали чаяниям граждан.

Но при этом не стоит забывать, что в странах, где идея народного представительства реализована хотя бы на самом примитивном уровне, необходимость существования подобного общественного органа отсутствует.

Когда я общаюсь с зарубежными коллегами, они часто задают вопрос: «Зачем нужна Общественная палата?». Если сравнивать Россию с развитыми демократиями, то мы можем увидеть, что там таких органов нет. А почему?! И здесь мы подходим к самому главному, к корню проблемы. Потому что если в государстве функционируют такие институты, как парламент, политические партии и, самое главное, свободные выборы, то с какой целью создавать еще какую-то общественную структуру.

Общественные организации на Западе не испытывают тех затруднений, которые свойственны их коллегам из России, т.к. они находятся в режиме постоянного активного и плодотворного взаимодействия с политическими партиями. В свою очередь, партии, которые являются основными игроками на политической арене, стремятся в своей парламентской деятельности учитывать интересы этих организаций, чтобы заручиться их дальнейшей поддержкой.

Так что если ставится цель  развивать институты гражданского  общества, то нужно начинать не  с создания Общественной палаты, а с совершенствования уже  существующего – парламента, политических  партий, выборов. Идея палаты изначально несостоятельна, т.к. направлена не на решения наболевших вопросов и острых противоречий в политической системе страны, а на непродолжительное «купирование боли» путем предложения нашему обществу суррогата.

Таким образом, мы вновь возвращаемся к вопросу о политической модернизации, о которой заявил Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев в своей прошлогодней статье «Россия, вперед!».

Главой нашего государства был обозначен и тот политический вектор, о котором пишет ваш покорный слуга: «Партии и их коалиции будут формировать федеральные и региональные органы исполнительной власти (а не наоборот)… Они будут иметь длительный опыт цивилизованной политической конкуренции… Соединят в политическое целое все части общества…».

Я специально посвятил первую часть статьи рассмотрению фундаментального вопроса о концепции Общественной палаты, чтобы дальнейшие выводы о положении дел в нашем регионе не казались нелогичными.

Общественная палата несостоятельна не только в концептуальном, но и в прикладном аспекте. Практика реализации идеи палаты фактически выхолащивает первоначальный провозглашаемый (а не фактический) замысел авторов.

Если мы рассмотрим порядок  формирования ОП Владимирской  области, то мы увидим, что почему-то  две ветви власти нашего региона назначают членов Палаты. А адекватно ли это задачам, которые ставятся перед общественным органом? Мне представляется, что нет. Ведь орган госвласти никогда не изберет в Палату того, кто настроен к нему оппозиционно. Поэтому неизбежно возникновение положения, при котором ОП будут заполнять граждане, лояльные по отношению к той или иной партии или тому или иному государственному чиновнику. Если присутствует лояльность, то такой орган изначально не сможет эффективно осуществлять свои полномочия, потому что продвигая общественный интерес очень часто приходится вставать «поперек горла» представителям власти. Приближенные же к власти общественники не смогут этого сделать, а значит и КПД их будет минимальным.

Наконец, возвращаясь к вопросу о противостоянии между ЗС и губернатором по поводу формирования Палаты, следует заметить, что порядок избрания ОП изначально закладывал элемент конфликта.

Если мы признаём наличие недопонимания  у представителей законодательной  и исполнительной ветвей власти в нашей области, то мы можем сделать вывод, что избрание каждой стороной по 14 членов ОП делает дальнейшую работу Палаты крайне затруднительной. Это и было доказано 18 и 19 июля, когда избранные члены ОП не смогли полностью сформировать состав органа.

Конечно, всех нас интересует, как будут развиваться дальнейшие события. Мне представляется, что при достижении компромисса по избранию последней трети членов Общественной палаты Владимирской области следующий конфликт неизбежно разгорится вокруг кандидатуры на пост председателя ОП, его заместителей и руководителей комиссий. Думаю, что в таких условиях конструктивная и, главное, продуктивная работа Палаты будет отложена на дальнейшую перспективу. К сожалению!

Оппоненты могут упрекнуть автора  этих строк в том, что мои контраргументы против концепции Общественной палаты и реализации данной концепции на практике связаны с тем, что я был выдвинут в состав ОП, но не избран. Мол, проиграл человек, разозлился, вот теперь и критикует.

На самом деле, это не так. Когда Российская академия естественных наук (РАЕН) приняла решения о моем выдвижении в состав Палаты, я с самого начала прекрасно осознавал, что у меня нет шансов на избрание, т.к. я являюсь представителем организации, равноудаленной и от ЗС, и от губернатора Владимирской области. И проигравшим себя не считаю! Потому что основным критерием, по которому проводилась оценка кандидата в члены ОП, был ни его потенциал и способность внести существенный вклад в работу Палаты, ни деятельность соответствующей общественной организации, а та же пресловутая лояльность. Поэтому в проигрыше оказались не 64 из 106 выдвиженцев, которые не прошли в ОП, а наше многострадальное общество, которое опять пытаются ввести в заблуждение.

Ко мне может возникнуть закономерный вопрос: «А зачем баллотироваться, если заранее понятно, что не пройдешь?!». Да для того чтобы эмпирическим путем (так сказать, на собственном опыте) вновь убедиться в том, какое серьезное расхождение у нас существует между декларациями и реальностью.


Кирилл Николенко

адъюнкт РАЕН