Отчет губернатора. Предварительные итоги.

tribuna_zs.jpg

Событие 12 апреля 2011 года, совершившееся в Белом Доме, можно оценивать по-разному. Например, для тех, у кого есть четкая и прямая цель любыми способами убрать губернатора – это шаг в правильном направлении, корявый, некрасивый – но все же шаг. Для тех, чьи симпатии, карьера и вообще жизнь связаны с нынешним губернатором области – это, конечно, форменное безобразие, фарс, совершенно непозволительное явление.

И те и другие будут теперь активно высказывать свои оценки произошедшего и навязывать их нам. Но и тех, и других в области совсем немного. Гораздо больше, несравнимо больше в регионе людей, для которых не так важно, кто и с какой фамилией заседает во всех этих белодомовских кабинетах. Важнее совсем другое – как будет развиваться регион, в каком направлении, чтобы понимать, что происходит в регионе, каковы перспективы развития, и видеть свою траекторию в этом развитии. С этой точки зрения в первом отчете губернатора перед депутатами, на мой взгляд, были как минимум три важных момента.

Во-первых, состоялся первый отчет главы региона перед представителями населения — это прекрасно. Это первый опыт в нашей области, и он состоялся. Правда, этот опыт стал серьезным испытанием и для губернатора, и для депутатов. И я бы не стал их пока критиковать за их поведение на заседании. Им всем было нелегко, и это было заметно. Пусть набираются опыта, учатся формулировать свои мысли, претензии, ответы, готовить, в конце концов, более тщательно заседания и выступления. Пусть учатся договариваться друг с другом. Они – первые. Далее будут вырабатываться ритуалы, негласные и гласные правила, принципы и критерии оценки. Это будет позже. Хотя в этот день все было как-то слишком уж в первый раз, как бы с чистого листа, чего можно было бы и избежать при наличии на то желания. 

Тем не менее, во-вторых, наконец-то претензии большинства депутатов Законодательного Собрания оказались оформлены в письменном виде в официальном документе (правда, окончательной редакции документа у нас еще нет). А ведь долгое время никаких претензий на официальном уровне депутаты предъявить не могли. И вот – свершилось. Это, безусловно, положительное явление. Кто от этого выиграет – вот это пока совершенно не ясно. Дело в том, что обретая письменную форму, претензии очень легко могут сыграть и против тех, кто их предъявляет. Подковерная борьба более привычна региональной политической элите и ее лидерам. Посмотрим, как они справятся с бременем публичной политики, ведь у нее свои законы, свои принципы, и своя ответственность. То, что можно делать втихую, за закрытыми дверями, тут уже приходится доказывать, отстаивать, и, конечно, отвечать за это. А это не так легко, как плести интриги и бросать обвинения. Зато теперь претензии сформулированы, объявлены, опубликованы. Их могут оценивать граждане, их будет оценивать губернатор и реагировать на них. Полагаю, что когда мы будем иметь письменно сформулированные ответы губернатора на это постановление, и когда они станут предметом дискуссий и анализа, это создаст более объемную и глубокую картину происходящего в регионе и влияния исполнительной власти на эти процессы.

Таким образом, если выявленные и сформулированные депутатами недостатки будут восприняты серьезно, то это может создать новую политическую ситуацию в регионе, ситуацию институализированного публичного диалога и выявления позиций сторон. Однако, на пути к такому серьезному отношению к документу стоят не менее серьезные сомнения, вызванные качеством подготовки постановления.  

Итак, в-третьих, приходится констатировать, что такое важное событие, как отчет главы исполнительной власти региона, оказалось подчинено прямолинейной и прагматической цели одной известной политической силы. В этом не было бы ничего плохого — собственно, для этого и существует региональный парламент — если бы это подчинение не привело к серьезному снижению качества самого заседания и подготовленного депутатами документа, что снизило ценность данного события для региона и для его жителей. 

Вот на самом документе как раз и позволю себе остановиться чуть подробнее. 

Отмечу, что серьезно оценивать подготовленный и принятый депутатами документ вряд ли возможно. В нем слишком много такого, что позволяет сомневаться в долгой и тщательной работе над ним. Раз уж сами авторы документа не сочли необходимым сколько-нибудь постараться над содержанием и сделать его чуть менее сырым, — то вряд ли правильно воспринимать это содержание слишком уж всерьез. По всей видимости, для самих депутатов, это не имело слишком большого значения, поскольку содержательная ценность документа для них и их партийных кураторов, гораздо ниже его прагматической сиюминутной значимости. 

Однако, вместе с тем, представляется, что оставлять без внимания содержательную часть постановления было бы неправильно. Максимально кратко впечатления от этого документа можно было бы выразить в следующих пунктах. 

1) Текст постановления состоит в основном из перечисления недостатков в работе администрации области, каковых насчитано  шестнадцать. Причем, поскольку перечисляемые недостатки далеко не исчерпывают весь объем полномочий и функций губернатора, остается непонятным, каково состояние работы по всем неуказанным в документе направлениям, которых намного больше, чем 16. Отметим, что полный перечень полномочий и функций губернатора определен законодательством России, Владимирской области, и вряд ли правильно большинство из них оставлять за пределами депутатского внимания. Рамки депутатского анализа, таким образом, оказываются слишком узкими, чтобы делать вывод  о всей деятельности исполнительной власти. Вряд ли это просто упущение, скорее всего, это намеренное зауживание перспективы рассмотрения ради выделения тех направлений, по которым депутатам удалось, как им кажется, доказать наличие недостатков в работе исполнительной власти. Это снижает аналитическую ценность документа и раскрывает его инструментальное предназначение в противостоянии губернатора и большинства депутатов регионального парламента и политической силы, стоящей за ними.

2) Однако, даже те недостатки, которые удалось выделить депутатам, не создают впечатление логически связанных друг с другом пунктов, предстают собранными как бы из разных источников, отсюда совершенно разный уровень и разная значимость этих недостатков и разная степень и уровень их аргументации. 

Не вдаваясь в особенности этой аргументации, отметим, что депутатам не удалось найти единые подходы и принципы оценки деятельности губернатора. Отсюда методологическая путаница, ярко выраженная в различных пунктах, в которых то принимаются за точку отсчета данные статистки, то разнообразные оценки и рейтиги, то предлагается просто принять на веру качественные оценки депутатов ничем и никак не подкрепленные. Например, не находя определенных аргументов, депутаты в некоторых случаях ограничиваются словом «недостаточно», совершенно не раскрывая, что означает «достаточно», то есть вообще отказываясь от каких бы то ни было конкретных показателей. В большинстве случаев причинно-следственная связь между действиями губернатора и используемыми депутатами показателями вообще трудноуловима.  

Отсутствие единых понятных и прозрачных критериев и показателей рождают ситуацию, когда и сами разработчики отчета, и те, кто его оценивают, не могут устоять перед соблазном использовать большой манипулятивный потенциал рукотворного методологического хаоса. А разбираться во всем  этом приходится нам, гражданам.

3) К сожалению, отмеченные выше два пункта рождают недоверие ко всему документу, и к тем недостаткам, которые, возможно, были выделены верно, но оказались погребены в общей массе недостоверных и слабых аргументов. Это опять приводит к мысли, что документ вовсе не создавался для того, чтобы ему доверяли граждане, понимали суть претензий и могли их обсуждать, не для того, чтобы показать нам реальные недостатки в деятельности исполнительной власти.

Это тем более обидно, что среди выявленных депутатами недостатков есть те, которые отражают бесспорные проблемы, например, проблемы взаимодействия исполнительной и представительной властей региона, проблемы динамики экономического развития и другие. Многие проблемы в общей стилистике документа оказались слабо аргументированы, односторонне проанализированы, до конца не продуманы. В этом смысле, мы как бы буксуем на месте, будучи не в состоянии даже правильно  сформулировать проблемы, найти их причины. И это не просто претензия к качеству интеллектуальной работы, ведь уровень анализа и аргументации проблем и недостатков существенным образом влияет на характер и успешность решения этих проблем. 

Тем не менее, все вышесказанное не должно рождать ощущение неудачности первого опыта отчета губернатора. 

Скорее всего, мы наблюдаем следующее: новое региональное политическое событие вступило в противоречие со старым содержанием и прежними принципами работы законодательной и исполнительной властей. В частности, привычный характер подготовки и проведения заседания Законодательного Собрания уже явно не годится для такой формы. 

По всей видимости, отчет губернатора перед депутатами требует серьезной многомесячной совместной (именно – совместной!) подготовки, когда вопросы и проблемы, поднимаемые депутатами, находят свое место в элементах отчета, когда часть проблем снимается и находит свое решение именно в ходе этой совместной подготовки, оставляя в самом отчете только самые принципиальные и вызывающие противоречия и споры направления деятельности. Именно эти направления и должен отстаивать в своем отчете губернатор. 

Кроме того, вряд ли правильно выносить на общественное публичное рассмотрение сырые и несогласованные мысли, вопросы, которые можно было бы решить в рабочем порядке. А таких вопросов после отчета было немало.

Вряд ли правильно готовить текст постановления в страшном секрете и раздавать его депутатам прямо в ходе заседания. Это не просто неправильно – это противоречит самой сути проводимой процедуры публичного отчета. 

Тоже самое, кстати, относится и к тексту выступления губернатора, основные тезисы которого могли бы быть опубликованы заранее при соответствующей совместной работе.

И губернатору, и депутатам стоит задуматься и над публичным характером этого мероприятия, то есть над тем, что их слова и действия направлены, в том числе, и на граждан, то есть должны быть понятны гражданам, вызывать у них понимание, оценку, рождать доверие к органам власти и к их деятельности. 

Кроме того, нельзя не отметить, что несколько выбивающимися из общего стиля проведения отчета смотрелись и слушались выступления мощной группы депутатов Федерального Собрания, состоящей их четырех депутатов Госдумы и одного сенатора. Эта «великолепная пятерка», имеющая к области опосредованное отношение стала чуть ли не ключевым звеном в обсуждении доклада губернатора. Не думаю, что это правильно. Это не значит, конечно, что представителей Федерального Собрания надо ограничивать в их праве выступить на заседании регионального парламента. Вовсе нет. Просто хотелось бы большей активности, аргументированности и яркости именно от наших, региональных депутатов. Именно областные парламентарии, как представители населения региона, должны задавать тон и определять основные направления анализа и оценки деятельности губернатора. 

Полагаю, что при соответствующей работе, подготовке, ответственности, ежегодный отчет губернатора перед областными депутатами должен стать значимым событием не только в жизни самих политических лидеров и в решении их проблем, но и в жизни граждан; событием, задающим параметры оценки не только деятельности исполнительной власти, но и нашей общей работы, определяющим направления развития региона на год и более вперед.


Р.Евстифеев