Поставьте памятник деревне…

{datsopic id=1051 align=left}«Поставьте  памятник деревне  на Красной площади  в Москве, 
Там будут старые деревья, там будут яблоки в траве.  
И покосившаяся хата с крыльцом, рассыпавшимся в прах, 
И мать убитого солдата с позорной пенсией в руках. 
И два горшка на частоколе, и пядь невспаханной земли, 
Как символ брошенного поля, давно лежащего в пыли…»

 

В праздники  не принято говорить о трудностях. Но 20 ноября, когда в областной администрации проходил III областной День сельского старосты, не думать о проблемах жителей владимирской глубинки было невозможно. С 1995 года возродился в наших селах, деревнях и поселках институт сельских старост. И за прошедшие пятнадцать лет оказалось, что именно на них – старостах, общественниках, большинство из которых пенсионеры, а многим перевалило уже за 70 годков – держится здоровье, благополучие, а зачастую и сама жизнь немногочисленных обитателей глухих деревенских углов. Ведь полно у нас деревень, где летом — множество дачников, а зимой светятся лишь несколько окон. А жителям, старикам, нужны и продукты, и почта, и лекарства. Куда почтальон и социальный работник не доберутся, там один помощник людям – сельский староста.

Вот уж яркий пример гражданского общества: избирают старосту всем миром,  работает он без зарплаты, не за страх, а за совесть, и награда одна – «спасибо» и уважение односельчан. Иной староста опекает пять-шесть деревень, и забот у него – не счесть. Почистить колодец, провести водопровод, дорогу отремонтировать, мостик починить, спилить старое дерево, вспахать огород по весне – под силу ли одиноким старушкам? Со всеми бедами и просьбами идут к старосте, а он что может — делает сам, а что не под силу – идет к местной власти. Хлопотать, просить, требовать, выбивать деньги, а не добился – собирать с односельчан рубли на неотложные деревенские нужды. Ведь до сих пор, несмотря на все перестройки и модернизации, нет в «закромах родины» денег на то, чтобы обеспечить своим гражданам хотя бы мало-мальски сносное существование

Сейчас во Владимирской области работают 1276 сельских старост, обеспечивающих жизнь более 2400 сел и деревень. Около 1000 из них избраны на свой пост повторно, многие работают по 20 и более лет. Чистота населенных пунктов, цветы и клумбы возле домов, кладбища и воинские мемориалы, ликвидация свалок, помощь в газификации, борьба с пожарами – за всем следят старосты. Староста – не наемный менеджер, не чиновник, он – мотор, энергия и даже совесть деревни, к нему идут со всеми горестями и проблемами. Помирить семью, одернуть хулигана, усовестить пьяницу – снова люди идут к старосте.

Скажем  правду: давно уже вымирает и умирает русская деревня. Живут в отдаленных поселениях одни старики; здесь почти не осталось молодежи – бегут в города, ищут работы, комфорта, цивилизации. Ищут лучшей доли для себя и своих детей. И разве кто их осудит? Кто захочет в начале третьего тысячелетия жить без света и газа, топить печку дровами, стирать в корыте и ходить с ведрами на колодец? Вставать в четыре утра и идти на ферму доить коров? Во многих районах области не ловится областное ТВ, у пенсионеров нет денег на газеты, да и кто их доставит зимой?  Вот и спиваются по деревням немногие оставшиеся мужики,  болеют и рано старятся от непосильной работы многотерпеливые русские женщины.  

«…И пусть поёт в тоске и боли непротрезвевший гармонист 
О непонятной «русской доле» под тихий плач и ветра свист. 
Пусть рядом робко встанут дети, что в деревнях еще растут, 
Наследство их на белом свете – все тот же черный рабский труд.

Присядут  бабы на скамейку, и всё в них будет как всегда – 
И сапоги и телогрейки, и взгляд потухший… в никуда.

Поставьте памятник деревне, чтоб показать хотя бы раз 
То, как покорно, как безгневно деревня ждет свой смертный час. 
Ломали кости, рвали жилы, но ни протестов, ни борьбы, 
Одно лишь «Господи, помилуй!» и вера в праведность судьбы».

 

Сколько же вынесла на себе русская  деревня только за последние сто  лет! Две мировых войны, две революции,  гражданская, финская, японская… Раскулачивание, продразверстка, кукуруза, перестройка, приватизация… Говорят, поэты – провидцы. Как страшно, если все это сбудется…

Но, как  корни держатся за землю, держатся за родную землю и люди. Ведь не жить городу без деревни. А деревне  – без старосты. Поэтому и чествовали сегодня всех сельских старост, которых собралось в зале обладминистрации 650 человек. Высокую оценку их бескорыстному труду дал в своем выступлении губернатор Николай Виноградов. Более 60 человек были награждены благодарностями и почетными грамотами, а многие из них с гордостью носят памятный знак «Сельскому старосте. За добросовестный труд». {datsopic id=1052 align=right}

С некоторыми старостами удалось познакомиться  ближе. С 80-летием поздравил старосту Валентину Елюкину из села Гнездилово Суздальского района губернатор области. А самая молодая из старост – 29-летняя Светлана Голузина из деревни Сереброво Камешковского района. Живет она в деревне с мужем и двумя детьми и никуда уезжать из родных мест не собирается. Проблем много, но решить их можно, зато воздух чистый и жизнь спокойная. А будем работать – все будет, считает Светлана. Более 20 лет избирают односельчане старостой Виктора Маранина из деревни Данилково Вязниковского района. 76-летний Виктор Павлович душой болеет за родные места; более 40 лет проработал он в колхозе и сейчас не может сидеть без дела. Доброту, отзывчивость, милосердие ценят в нем люди.

Даже  в условиях кризиса из областного и местных бюджетов стараются  выделять средства на нужды селян. Федеральный  грант размером более 17 миллионов  рублей, полученный в прошлом году нашим регионом за высокие социально-экономические показатели, целиком пустили на благоустройство сельских поселений, причем программу расходов составили по заявкам сельских старост. Удалось починить ряд дорог, мостов, колодцев в деревнях и селах и многое другое. Собирают заявки от старост и в этом году, только будут ли средства при бюджетном дефиците?

Но отсутствием  средств легко прикрываться. Как часто мы видим вокруг себя непроезжие дороги, кучи мусора, разруху и запустение. А местные чиновники в оправдание своего бездействия твердят: «Денег нет! И скоро не будет!». А часто не деньги нужны, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, а инициатива и энергия, просто желание помочь людям. Как это получилось у молодого старосты деревни Брызгалово. Алексей Тулов здесь родился, учился, обзавелся семьей, купил дом. Но деревня умирала, остались только пенсионеры да дачники, молодые бежали в город – газа нет, удобств никаких. Алексей собрал инициативную группу из односельчан, стали ходить, добиваться – и вот уже два года, как жители получили газ. Деревня возрождается: сейчас здесь 117 домов, жители живут постоянно, молодежи много, играют свадьбы, рождаются дети. Усилиями старосты наладили уличное освещение, начали ремонтировать дороги. Сегодня о нем и других сельских старостах рассказали «Владимирские ведомости». {datsopic id=1053 align=left}

«Мне  нужно, чтобы мои земляки жили нормально», — считает Алексей Тулов. – «Чтобы власти на всех уровнях не забывали, что мы есть, живем, работаем, любим Россию и хотим видеть ее процветающей! А для этого надо меньше болтать, а больше конкретных доброполезных дел делать».

Правильно считает сельский староста. До Бога высоко, до Москвы далеко. Нечего ждать  милости от президента и премьера, нечего охать и жаловаться, самим  надо свою жизнь обустраивать. А  то ведь они там, в столице, живут, как в другом государстве, и на полном серьезе спорят: есть ли жизнь за Московской кольцевой дорогой? А кто их кормить будет, если вымрет русская деревня? На импортных харчах долго не продержатся.

А чтобы не забывали, откуда мы все вышли  и в какую землю уйдем… 

«Поставьте  ж памятник деревне! На Красной площади  в Москве! 
Там будут старые деревья и будут яблоки в траве…»  

Чтобы помнили… 

Мария Остапенко

Стихи Николая Мельникова